logo
 
 In English
 Журнал
 Книги
 Контакты
 Партнёры
OPN





 Вход пользователей
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
 Поиск

Расширенный поиск
 Счетчики

Rambler's Top100


 Кто активен
8 пользователь(ей) активно (8 пользователь(ей) просматривают Новости)

Участников: 0
Гостей: 8

далее...
Каша из топора

Пост-релиз конференции «Нефтяные и нефтехимические отходы 2018». Организатор – CREON Energy в составе Группы CREON

Пост-релиз конференции «Нефтяные и нефтехимические отходы 2018». Организатор – CREON Energy в составе Группы CREON
Добыча и переработка нефти были и остаются ключевым сегментом отечественной экономики. Он обеспечивает наполняемость бюджета, определяет позицию России на мировом рынке углеводородов, да и просто дает некую уверенность в завтрашнем дне. Ложкой дегтя является неизбежное воздействие на окружающую среду – экологически безопасным процесс нефтедобычи не сделаешь при всем желании. Но минимизировать наносимый природе ущерб можно, за рубежом такие технологии уже есть. К нам же они доходят пока в минимальных количествах.
Четвертая международная конференция «Нефтяные и нефтехимические отходы 2018», организованная CREON Energy, состоялась в Москве 20 марта. Мероприятие прошло при поддержке CREON Capital, WWF России и «Российского газового общества». Генеральным информационным спонсором стал журнал «Нефть России», генеральными информационными партнерами – Thomson Reuters и журнал «Нефть и капитал».
«Картина с нефтяными отходами полностью повторяет сценарий с ПНГ, - считает генеральный директор CREON Energy Санджар Тургунов. – Сначала добывающие компании шли по пути наименьшего сопротивления, т.е. попросту сжигали попутный газ. Но потом вмешалось государство, и ситуация перевернулась на 180 градусов – ПНГ превратился в ценное нефтехимическое сырье. То же самое мы наблюдаем и сейчас: официально НК признают опасность нефтехимических и буровых отходов и необходимость их переработки. Однако по факту проблема не решается. Что должно сдвинуть ситуацию с мертвой точки – «всплеск сознательности» у самих добывающих компаний или «волшебный пинок» от государства?»
Ежегодно в России образуется около 5 млрд т промышленных отходов, из них бОльшая часть - около 90% - приходится на отходы при добыче полезных ископаемых. Как сообщил Алексей Книжников, руководитель программы по экологической политике WWF России, объем отходов каждый год немного увеличивается. Но при этом растет и уровень использования и обезвреживания - за 2016 г. этот показатель прибавил 21%.
В территориальном разрезе по количеству образуемых отходов при добыче полезных ископаемых лидирует Сибирский ФО - около 70%, там же складируется 80% накопленных отходов.
Г-н Книжников рассказал, что в нашей стране существует ФЦП «Ликвидация накопленного экологического ущерба» на 2014-2025 гг. При всей ее теоретической полезности по факту эффекта практически нет - происходит постоянный срыв сроков ликвидации и консервации наиболее токсичных объектов. Также рынку не хватает открытости и достоверности всей информации по программе.
WWF России считает, что способствовать решению проблемы утилизации нефтяных отходов должен общественный контроль за достоверностью отчетности бизнеса по вопросам отходов.
Другая экологическая организация – Гринпис России – представила статистику по количеству аварий на нефтепроводах. Ежегодно в РФ происходит около 25 тыс. инцидентов на нефтяных месторождениях и нефтепроводах, в результате чего в окружающую среду поступает примерно 1.5 млн т нефти. Это в два раза превышает объем нашумевшего разлива нефти в Мексиканском заливе в 2010 г. Такую информацию сообщил Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела. По его словам, основная причина аварий - порывы нефтепроводов из-за коррозии.
Сейчас износ промысловых трубопроводов, по некоторым оценкам, достигает 60-70%, а процент ежегодной замены часто чисто символический - не более 2%. Это связано с тем, что законодательство РФ не содержит прямых требований к ограничению сроков эксплуатации промысловых нефтепроводов. И компании действуют по принципу «что не запрещено, то разрешено», зачастую меняя трубы только при появлении серьезных протечек. По статистике же максимальный срок службы трубопроводов с низким риском разгерметизации, как правило, не превышает 20 лет, а в сложных климатических условиях может сокращаться до 5.
Владимир Чупров считает, что решение проблемы возможно двумя путями: запретить эксплуатацию нефтепроводов, достигших своего нормативного срока службы, либо же сразу ограничить срок эксплуатации 20 годами.
Эксперт высказал свое мнение по поводу озвученного ранее вопроса – кто должен запустить процесс утилизации нефтяных отходов. «На мой взгляд, все очевидно: у наших НК сейчас очень низкие социально-экологические стандарты, - рассуждает г-н Чупров. – Это позволяет им получать сверхприбыли. А государство на экологический аспект закрывает глаза, ведь нефтяники обеспечивают до 40% федерального бюджета. Получается, что ни одной из сторон экология в общем-то не нужна. Я вам больше скажу: если бы не санкции, на нашем рынке были бы еще больше представлены иностранные нефтяные компании, которые тоже хотят дополнительно заработать на этой ситуации». Докладчик говорит, что прежде всего нужно ужесточить экологические стандарты для НК и повысить их важность для самих компаний: «У нас сейчас есть и технологии, и деньги, и контролирующие органы, и компании, готовые утилизировать нефтяные отходы. А воз и ныне там». Кроме того, Владимир Чупров считает, что информация по всем нефтеразливам – координаты, контуры и примерные объемы - должна стать прозрачной и доступной.
Далее участники конференции перешли к обсуждению практического опыта работы с нефтяными отходами. Главный специалист управления по ОТ, ПБ и ООС «Зарубежнефти» Михаил Игонин рассказал, что в дочернем предприятии «Зарубежнефть-добыча Харьяга» и «Русьвьетпетро» применяется безамбарное бурение. Отходы бурения поступают с буровой установки в приемный мобильный шламосборник, установленный на площадке. Полученный в результате утилизации инертный наполнитель используется при технической рекультивации буровых амбаров. После окончания строительства скважины производится рекультивация временных шлаконакопителей.
Что касается нефтесодержащих отходов, то они утилизируются на комплексной установке по переработке нефтяных шламов. В результате образуются осветленная вода и очищенные нефтепродукты, закачиваемые в систему подготовки нефти, а также отмытый грунт, используемый при рекультивации нарушенных земель (буровых амбаров прошлых лет).
На безамбарную модель бурения планирует перейти и «Салым Петролеум Девелопмент» и, таким образом, снизить объем образования отходов. Об этом сообщила Елена Герасимович, руководитель службы охраны окружающей среды. Летом 2017 г. компания провела эксперимент по определению удельных объемов отходов, получаемых с каждой скважины, а также соотношения в них твердой и жидкой фазы. Было переработано 1.6 тыс. м3 отходов бурения. На основании итогов эксперимента были приняты ключевые решения в рамках дальнейшего развития проекта по управлению отходами бурения.
Как рассказала докладчик, это позволило найти возможность в будущем существенно сократить объем отходов с одной скважины.
Таким образом, безамбарная модель бурения позволит до 30% снизить общий объем отходов бурения, до 20% уменьшить объем жидких отходов, до 30% сократить размеры кустовых площадок и на 10% оптимизировать затраты на их строительство.
Решение о применении оборудования или новой технологии по переработке отходов бурения тоже рассматривается и будет принято после получения одобрения от акционеров.
По сравнению с Европой утилизация нефтяных отходов в России находится в зачаточном состоянии, но определенные подвижки все же есть. Так, СПАСФ «Природа» предлагает предприятиям нефтегазового комплекса услуги, связанные с ликвидацией последствий аварийных разливов нефти и нефтепродуктов, переработкой нефтяных и буровых шламов. Как рассказал заместитель генерального директора по производству Владимир Балдин, существует несколько технологий переработки буровых отходов в зависимости от типа раствора. Для жидкой фазы отходов бурения это физико-химическая сепарация и выпаривание на установках термического обезвреживания. Для переработки твердой фазы отходов бурения – солидификация, термическое обезвреживание (включая инсинерацию и термодесорбцию), промывка и биоремедиация
На комплексной установке по переработке буровых шламов по итогам 2017 г. переработано 27 тыс. м3 жидкой фазы отходов бурения. За 2009-2017 гг. этот объем составил более 230 тыс. м3.


Методом солидификации за 2001-2017 гг. переработано более 236 тыс. м3 твердой фазы отходов бурения.
Сейчас СПАСФ «Природа» совместно с GEO Environmental Remediation проводит опытно-промышленные испытания технологии низкотемпературной термодесорбции на установке контейнерного типа в целях очистки почв, грунтов, загрязненных нефтяными углеводородами, кека центрифугальных установок и бурового шлама на углеводородной основе. В сентябре 2017 г. были проведены первичные испытания. В настоящее время проводится доработка установки, в апреле 2018 г. запланирован ее запуск в эксплуатацию.
Данная технология позволит перерабатывать буровые шламы на углеводородной основе и кек центрифугальных установок до значений остаточного содержания нефтепродуктов не более 1000 мг/кг, что в десятки раз ниже требований, установленных в Республике Коми и Ненецком автономном округе.
Новую разработку компании «Экрос-Инжиниринг» представил начальник инженерно-технологического отдела компании Алексей Петухов. В частности, создан мобильный комплекс переработки нефтешламов непосредственно на месте их образования. Производительность мобильной установки - 10 м3/ч для жидких и 6 т/ч для твердых нефтешламов. Она может в течение 48 часов быть развернута на полигонах и местах аварийных разливов нефтепродуктов и предназначена для работы с нефтешламами практически любого состава. В результате переработки получается пригодный для дальнейшего использования нефтепродукт (печное топливо) и грунт, не представляющий опасности для окружающей среды и пригодный для рекультивации земель.
Докладчик сообщил, что комплекс уже прошел экологическую экспертизу.
Итак, какие же полезные продукты можно получить из такого «неполезного» на первый взгляд сырья, как отходы бурения? Один из вариантов – искусственный камень. Ежегодно в России образуется около 4 млн м3 отходов бурения, и раньше компании не задумывались об их рациональном использовании. На рынке есть всего два решения: перемешивание отходов с цементом и добавками или их сжигание. В результате по факту никакой полезный продукт не производится. Компания «Новая Металлургия» предлагает клиентам переработку отходов бурения в искусственный камень. Об этом рассказал генеральный директор Антон Машкин. Клиентам предлагается модульный комплекс, который в течение двух недель может быть адаптирован под любое месторождение.
Полученный искусственный камень может использоваться как замена щебню при отсыпке оснований кустовых площадок и внутрипромысловых дорог, а также бетонировании различных объектов. При этом сырьевая смесь брикетируется на прессе для получения камня заданного размера и качества.
Как показывает практика, нефтяные и буровые отходы могут считаться и «продуктом на выброс», и сырьем – все зависит от отношения, а главное – желания их полезно использовать. Директор «Химической технологической компании» Леонид Родин рассказал о возможностях переработки флекси-газа (это отходящий газ нефтепереработки, полученный при паро-воздушной газификации нефтяного кокса). Из него можно получать сразу два ценных продукта – водород и метанол. По словам докладчика, потенциальная мощность по водороду составляет 528 млн м3/год, по метанолу – 330 тыс. т/год метанола-ректификата при потребление 2.6 млрд м3 флекси-газа.
Руководитель экспертной группы НТС при Минпромторге России Сергей Остах поделился информацией об опыте внедрения наилучших доступных технологий (НДТ) обезвреживания и утилизации нефтесодержащих отходов. Три года назад бюро по НДТ начало формировать технические рабочие группы по систематизации анкетирования предприятий, написанию системных документов, в т.ч. информационно-технического справочника.
Докладчик подчеркнул, что технологий по утилизации отходов, которые работали бы в широких масштабах, сейчас очень мало, практически единицы.
Г-н Остах выделил два главных тренда в утилизации нефтяных отходов. Первый – это переориентация предприятий на интеграцию технологических линий. В Европе уже используется такой опыт, у нас же пока есть только один пример – завод «Сургутнефтегаза» в Киришах. Второй тренд – это все более широкое использование мобильных комплексов для переработки нефтяных и буровых отходов.
Технологий утилизации много, однако зачастую держатся они, что называется, «на голом энтузиазме» - и разработка, и внедрение требует значительных средств. Банковский кредит не всегда выгоден игрокам рынка. В этой ситуации выходом может стать взаимодействие с инвестиционным фондом. Как рассказал директор по развитию бизнеса, маркетинга и коммуникаций CREON Capital Флориан Виллерсхаузен, сегмент нефтяных отходов в РФ является весьма привлекательным для инвесторов, т.к. освоен еще мало, но имеет серьезный потенциал. Например, в Германии широко распространена переработка нефтяных отходов в лубриканты. В стране работают 28 заводов общей мощностью 1.3 млн т/год, потребление же в странах ЕС составляет более 6 млн т ежегодно.
Подобные проекты вполне можно реализовать и в России, считает г-н Виллерсхаузен, CREON Capital готов выступать соинвестором. В целом фонд вкладывает деньги в проекты на начальной стадии, а также растущие и сформировавшиеся компании на территории России и стран СНГ. Он был открыт в 2016 г., совокупный объем вложений – около 100 млн евро. Г-н Виллерсхаузен подчеркнул, что инвестиции идут в основной капитал проектов. Также эксперты фонда готовы оказать содействие в привлечении и структурировании проектного финансирования. Партнерами финансовой организации являются Caceis Bank Luxembourg S.A., Ernst & Young S.A., Arendt & Medernach S.A. и Группа CREON.

Версия для печати
 Погода и точное время

Журнал «Мир нефтепродуктов. Вестник нефтяных компаний» © 2006-2018